Нина Южанина: Я считала и считаю, что де-юре налоговая милиция работает в законном поле    

 — В пoнeдeльник вы прoвeли пeрвoe зaсeдaниe кoмитeтa в нoвoм гoду и в пoвeсткe, в тoм числe, стoял и вoпрoс измeнeний пo нaлoгoвoй милиции, oднaкo нe былo квoрумa, пoэтoму комитет был перенесен на вторник утро, где  депутаты и утвердили правки. Что значит это решение? Парламентарии, вы лично против создания Финансовой полиции и это попытка вернуть законный статус налоговой милиции?

— Перед заседанием комитета был проведена рабочая группа, которая длилась три часа. Основной повод – поиск возможностей для внесения технических изменений в Налоговый кодекс по нескольким моментам.

Первое. Исправить допущенные разночтения в пункт 38 переходных положений, которые касаются налогообложения юридических и физических лиц, которые находятся на оккупированной территории и линии столкновения. Второе – устранить технические ошибки, допущенные при подготовке принятого закона к передаче на подпись и подписанию. Там речь идет и о налоговой милиции.

Я считала и считаю, что де-юре налоговая милиция работает в законном поле, потому что изначально и закладывалась логика, что она будет ликвидирована после того, как будет принят и вступит в силу закон о создании нового органа – Финансовой полиции. Поэтому никоим образом с 1 января она не может быть ликвидирована. Но поскольку в последние дни января появились решения судов по поводу неправомочности обращения налоговой милиции с исками в суд, то это насторожило всех. И мы занялись поиском варианта для урегулирования ситуации.

Да, нужно принять эти технические изменения в кодекс, чтобы убрать технические неточности. Все понимают, что налоговая милиция не может быть ликвидирована без правопреемника, без передачи всех дел. Именно поэтому речь шла о такой технической норме, что налоговая милиция де-факто и де-юре будет ликвидирована только после создания новой структуры.

— Очевидно, что на заседании рабочей группы должны были присутствовать представители Минфина. Какой была их позиция относительно такой технической правки, потому что уже во вторник, когда и комитет проголосовал за такое изменение и законопроект попал в повестку дня парламента, министр Александр Данилюк назвал ситуацию неприемлемой и призвал к решительному противодействию?

— Они молчали, потому что позиция Минфина очень часто меняется, может даже ежечасно меняться. Во-вторых, позиция часто отклоняется в целом от позиции Кабмина. Депутаты же пытались выписать нормы так, чтобы они были приемлемы для реализации, для бизнеса и для бюджета. Это касалось и предприятий на оккупированных территориях, и налоговой милиции.

Министерство заняло дивную позицию, в ходе работы мы выяснили, что они вообще не понимают, о чем идет речь. Перед этим я лично обратилась к премьеру Гройсману, чтобы он обеспечил явку на комитет, как минимум, министра финансов. В крайнем случае, специалиста, который может вести профессиональную дискуссию и принимать решения, потому что собираться повторно не было возможности. Нам нужно было голосовать это в зале. Поводом для изменений стал исключительно 38 пункт, налоговая милиция была второстепенной.

— На заседании комитета ведь присутствовал замминистра Евгений Капинус.

— Да. И когда мы подняли вопрос налоговой милиции, он сказал, что в эти минуты идет совещание у премьер-министра по поводу налоговой милиции и какое будет принято решение, пока не понятно. Я говорю: «Хорошо. Но если там будет принято решение все-таки вносить эту техническую правку, сообщите нам оперативно».

— То есть, если бы на совещании было принято решение делать акцент на внесении законопроекта о Финполиции, то вы бы не вносили правку?

— Конечно.  Однако вечером я имела разговор с Владимиром Гройсманом, который сообщил, что представленный Минфином законопроект требует доработки, потому что он по своей сути не может быть воплощен.

— Почему? Какие замечания к нему?

— Министр финансов, к сожалению, до сих пор не дал ответ на вопрос, каким будет демилитаризированный орган, кто в итоге будет проводить следственные мероприятия по налоговым преступлениям. В общем ряд существенных вопросов оказались без ответов. Но ничего страшного, все точки над «І» расставит созданная рабочая группа, и все профильные подразделения будут работать над тем, чтобы законопроект подготовить в варианте, возможном к реализации.

— Вы знаете, есть такая шутка: «Если не знаешь, что делать, создай рабочую группу или пиши стратегию». Не затянет ли это весь процесс?

— Нет законопроекта, нечего затягивать.  Я, как никто другой, знаю все неприятности, и это мягко сказано, которые приносит налоговая милиция бизнесу, и я с ними боролась.

— Вчера вечером РБК-Украина стало известно, что законопроект был снят с повестки дня парламента. Что поменялось за несколько часов, с кем вы разговаривали, что произошли такие кардинальные кардинальные изменения, изменившие позицию

— Я не снимала с повестки дня законопроек

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.